Опубликовано: 01 ноября 2019 г.

В. Макаров (НП "Руссофт"): Индия зарабатывает на экспорте IT-индустрии столько же, сколько Россия на нефти

  комментариев: 0   просмотров: 428

Источник информации: Пресс-служба премии "Приоритет"

В преддверии Национальной премии в области импортозамещения "Приоритет", которая оценивает продукцию российских компаний в 23 номинациях, мы встретились с Валентином Макаровым, президентом НП "Руссофт", членом Индустриального совета премии "Приоритет", чтобы поговорить о премии и о развитии IT-отрасли в России. Ежегодно номинация "IT – Приоритет" пользуется большой популярностью у компаний – число заявок растет, представленные проекты становятся масштабнее и ярче.

Какое место в мире занимают наши программисты, какими именно российскими разработками в IT-сфере заинтересовался Китай, а также какие меры поддержки реально нужны отрасли – читайте в нашем интервью.

– IT-отрасль в России с каждым годом всё больше развивается и совершенствуется. Однако, развитие направления связано со множеством трудностей. Какие проблемы стоят сегодня перед IT- отраслью?

– Сейчас мировая экономика находится на переходе от пятого к шестому технологическому укладу, который формируется в результате конвергенции достижений информационных технологий с другими сферами деятельности и внедряется во все сферы жизни человека. При этом технологическом укладе человек изымается из управления сложными процессами и критическими инфраструктурами, а его место занимают кибер-физические системы. И тут значение IT становится критическим.

IT-отрасль особенная: ей не нужны цеха и заводы, запасы сырья и дорогостоящее оборудование. Единственное, что необходимо – это подготовка высококвалифицированных кадров и налоговый режим, который позволит этой индустрии развиваться эффективно и быть конкурентоспособной. Сегодня нашей отрасли необходимы сходные условия, которые есть у наших конкурентов. Например, в России ставка страховых взносов находится на одном уровне по сравнению с США, а вот по сравнению с Китаем и Индией – значительно выше. При этом еще недавно в Индии IT-компании были вообще освобождены от налогов, и государство, понимая значение индустрии, способствовало ускоренному развитию отрасли. Эти льготы действовали в Индии с 1991-го года, также там были созданы свободные экономические зоны, которые в основном работали на экспорт. В результате Индия зарабатывает на экспорте IT-индустрии и смежных с ними сегментов экономики столько же, сколько Россия зарабатывает на нефти.

Вторая мера поддержки IT-индустрии – поддержка экспорта на глобальных рынках. С 2003 г. мы обращались во все министерства с просьбой о поддержке высокотехнологичного экспорта. Прошло 14 лет и в России создали Российский экспортный центр (РЭЦ). Первые два года РЭЦ исполнял свои функции поддержки зарубежного маркетинга, потом постепенно вся поддержка зарубежного маркетинга по отношению к IT-отрасли сошла на нет.

Еще одна проблема индустрии – это стимулирование потребления IT внутри страны. Чем более рынок становится подконтрольным государству, тем меньше там конкуренции, а, значит, тем меньше у инновационного бизнеса возможностей развиваться внутри страны.

Кадры – тоже проблема. Конечно, у нас есть вузы или отдельные кафедры вузов, которые готовят специалистов высочайшего мирового уровня. Но проблема заключается в том, что не все они готовят высококвалифицированных специалистов, хотя получают государственное финансирование на их подготовку.

Около 40% выпускников по IT-специальностям просто профнепригодны, а половина выпускников по IT-специальностям не работают в IT-сфере. И это при серьезном дефиците IT-кадров!

В результате у нас нет возможности масштабировать подготовку IT-специалистов в вузах теми темпами, которые соответствуют потенциалу роста индустрии на глобальном рынке. Именно по этой причине мы не можем расти быстрее чем 12-15% в год.

– Какие страны являются лидерами на сегодняшний день в разработке софта?

– В наукоемких разработках – это Америка и Китай. Россия занимает нишу высококонкурентных наукоемких разработок, но из-за ограниченного размера российского рынка и излишней доли государства на нем, в большой степени наши специалисты работают на иностранных производителей.

– Какие места занимают наши IT-специалисты на международных конкурсах? Насколько конкурентоспособны наши программисты?

– Российские студенты участвуют в мировом чемпионате по программированию среди вузов с 1996 г. (по версии АСМ). Ежегодно около трети медалей, которые там вручаются, уезжают в Россию. За последние 20 лет российские университеты 14 раз становились чемпионами мира.

В мировом чемпионате по программированию без ограничения возраста абсолютным чемпионом уже на протяжении пяти лет становится Геннадий Короткевич из ИТМО. Также программисты из России находятся вверху рейтинга программистов по оценке работодателей из США. В 2017 г. 100 баллов – максимальное количество – было у китайских программистов, 99,9 – у российских ребят. Таким образом, уровень наших программистов чрезвычайно высокий.

– Какие перспективы стоят перед российскими IT-компаниями?

– На сегодняшний день наши продажи на зарубежных рынках растут примерно на 10% год. Более высокий рост ограничивается санкциями и тем, что российские IT-продукты и услуги должны встраиваться в чужие платформенные решения, которые заняли рынки в ходе 5-го технологического уклада.

Расти на чужих платформах в условиях антироссийской пропаганды и санкций в странах, в которых и были созданы ведущие платформы – неблагодарная задача. Постепенно наши компании пришли к тому, что необходимо продвигать свои программные платформы, а не отдельные разработки, и идти еще дальше – строить и продвигать программно-аппаратные платформы.

Вообще, импортозамещение – это ответная реакция на враждебные действия. Раз так называемый противник позволяет себе использовать технологии, направленные на управление нашим софтом и "железом" (WikiLeaks и Сноуден все раскрыли), то Россия должна иметь свою "доверенную среду", которая была бы полностью независима от внешнего вторжения. Чтобы ее организовать, необходимы свои разработки в "железе" и софте. При этом важно в кибер-физическом мире отключить от интернета действующие системы, объединяя их в "промышленный интернет". Тогда можно гарантировать безопасность системы. Также надо понимать, что противник может отказать в поддержке ранее поставленных IT-систем, и тогда они будут устаревать и не смогут обеспечить конкурентоспособность предприятиям и целым отраслям, которые их используют.

Поэтому лучше России переходить на свою "доверенную среду", которую можно будет развивать самостоятельно либо в партнерстве – в рамках сообществ разработчиков СПО. "Доверенная среда" состоит из трех элементов – "железа", софта и средств проектирования и программирования того и другого. Даже языки и инструменты программирования и т.д. должны быть доверенными.

– Звучит очень революционно. А воплотить такую "доверенную среду" возможно?

– Конечно. Сегодня мы предлагаем свою платформу для обеспечения безопасности кибер-физических систем нового технологического уклада.

Беспилотный транспорт, телемедицина, умная энергетика и т.д. – мир идет к тому, что машины управляют критическими процессами сами, без участия человека. А значит, понимая, как устроено управление автомобиля, который подключен к интернету, всегда можно вмешаться в его движение и работу. Чтобы никто не смог вмешаться в работу автомобиля, необходимо создать "доверенную среду", в которой будет работать система его управления, которая станет гарантом безопасности. По сути эта платформа может и должна быть распространена не только в России, но и в других странах. Мы называем эту платформу Евразийский квантовый путь, поскольку в ее основе лежит технология квантового распределения ключей. Уже сейчас проект получил поддержку в Китае – китайцам выгодно, чтобы такая система работала по всей Евразии с целью обеспечения безопасности и снижения длительности передачи данных из ЮВА в Европу, например, в проекте доставки грузов беспилотными траками.

– Важно ли российским компаниям участвовать в премиях, в частности в Национальной премии "Приоритет"?

– Очень важно. Во-первых, очень важен эмоциональный аспект победы, когда тебя выделили и сказали, что "ты – молодец!". Это очень сильно поддерживает и мотивирует к дальнейшему развитию. Соревнование в конкурсе мотивирует и другие компании из отрасли – они также хотят участвовать. Премия "Приоритет", отмечая конкретные компании и целые отрасли, задает ориентиры для профориентации и развития молодежи. Я высоко оцениваю премию "Приоритет" как инструмент для развития российской инновационной экономики.

Беседовала: Ксения Авдеева, руководитель Пресс-центра премии "Приоритет"

             
         Добавить в Google Reader  Читать в Яндекс Ленте

Комментарии читателей


Сейчас статья не содержит комментариев. Вы можете стать первым читателем, оставившим свое мнение!

Опубликуйте свой комментарий

Фамилия:*
Имя:*
Отчество:
E-mail:
Ваш комментарий:
Отправить >>
Подписка на почтовую рассылку
Для подписки на почтовую рассылку Вам необходимо войти или зарегистрироваться.

Последний выпуск


 Машиностроение в России   |   Машиностроение в мире   |   Технологии и методики   |   Программные и технические решения   |   Технологии будущего   |   Интервью   |   Опросы    |   Мнения пользователей 
© 2019 Портал машиностроения