Опубликовано: 17 апреля 2019 г.

С. Крикалев (Роскосмос): Первыми на Луну полетят инженеры

  комментариев: 0   просмотров: 515

Источник информации: Роскосмос

12 апреля в мире отметили День космонавтики. 58 лет назад ракета-носитель "Восток" вывела на орбиту корабль "Восток-1", на борту которого находился советский космонавт Юрий Гагарин. Выполнив один оборот вокруг Земли, он совершил посадку в Саратовской области.

Сейчас профессиональные космонавты выполняют более длительные полеты, проводят на Международной космической станции (МКС) по полгода и более. Они участвуют в научных экспериментах, выходят в открытый космос. При этом участники программы МКС рассматривают возможность строительства станции на окололунной орбите. О том, как будет меняться подготовка космонавтов перед полетом к естественному спутнику Земли и что ждет пилотируемую космонавтику в будущем, в интервью ТАСС рассказал исполнительный директор Роскосмоса по пилотируемым космическим программам Сергей Крикалев.


— 58 лет назад Юрий Гагарин совершил первый в истории человечества полет в космос. Тогда отбор космонавтов был более жестким, чем сейчас. Планируется ли менять программу подготовки в связи с полетом к Луне?

— Программа подготовки, разработанная нами, универсальна, но для полетов на Луну будет создаваться своя матчасть. Принципы подготовки останутся те же самые, но новую матчасть тоже придется изучать. Я думаю, мы вернемся к тому, что было раньше: тогда экипажи были более самостоятельными, потому что не имели возможности постоянно быть на связи с Землей.

Будет разрабатываться техника и процедуры ее использования, которые предоставят экипажу больше автономности или потребуют от него умения находить решение самостоятельно, не опираясь на помощь Земли.

— Космонавт Евгений Тарелкин считает, что в подготовку космонавтов можно включить изоляционные эксперименты на пару недель. Нужны ли они при подготовке к полету на Луну?

— Это один из возможных вариантов. Такие эксперименты делались на заре космонавтики, когда считалось, что человек будет подвергаться жесткому психологическому воздействию, когда он окажется в космосе в изоляции и тишине, поэтому была создана специальная сурдокамера, которая потом превратилась в сурдобарокамеру. Космонавты первого отряда по несколько дней, а иногда до двух недель проводили в одиночку. Был сделан вывод, что если человек психологически устойчив, то для него это не является чрезмерным испытанием. С точки зрения подготовки к полету на Луну нужно умение действовать в изоляции от внешней среды. И тут есть несколько вариантов: эксперименты типа SIRIUS, поездка в лес с обустройством лагеря, выживание в пещере и другие. Какой из них лучше, я пока не знаю. Поэтому пробуем разные.

— Перед стартом эксперимента SIRIUS официальный представитель НАСА по программе исследований человека Дженифер Фогарти сообщила, что между Россией и США есть неформальные договоренности о полете на орбиту Луны. О каких договоренностях идет речь?

— Мы говорим, что, наверное, будущие программы будут международные. Наверное, у каждого будет своя национальная программа, но будет и какая-то общая часть — международная. Формат международной программы обсуждается, мы еще не до конца определились с форматом участия. Есть несколько предложений, как это может быть, одно из них — развитие инфраструктуры на окололунной орбите.

Это живая программа: меняются задачи, по ходу дела будет меняться и методика достижения этих целей.

— Ведутся ли сейчас переговоры с другими странами по созданию окололунной станции?

— Переговоры идут по окололунной инфраструктуре, которая сначала называлась Deep Space Gateway, а сейчас Lunar Orbital Platform — Gateway. Переговоры начинались в формате партнеров по МКС, когда обсуждали, что делать дальше, поэтому в программу включены Европейское космическое агентство со всеми партнерами, Япония, Россия, США, Канада. Были даже, по-моему, какие-то разговоры с китайцами, они пока не определились с участием в этой инфраструктуре, насколько я знаю. Двери открыты для всех.

— Ранее космонавт Антон Шкаплеров заявил, что в 50-е годы XXI века может начаться колонизация других планет. Возможно ли это?

— Здесь делать прогнозы очень тяжело. Когда поставлена цель, предпринимаются шаги для ее достижения, выделяются необходимые ресурсы, это можно сделать. Теоретически это возможно. Говорить, насколько это реально, трудно, потому что это зависит от взаимоотношений между странами, экономического состояния не только у нас, но и в мире, приоритетов мировой экономики. Я считаю, что возможно.

— Люди каких профессий должны первыми отправиться к Луне или другим планетам? Какие навыки им потребуются?

— Мы пробовали выбирать специалистов разных направлений для полета на околоземную орбиту. Были идеи, что мы будем брать узкоспециализированных ученых, чтобы они проводили эксперименты, но жизнь показывает, что инженерные специальности являются более универсальными. Проще взять инженера, который знает системы корабля, и доучить его по биологии. Когда людей на орбите Земли или на базах станет больше, тогда, наверное, будут появляться специализации.

— Ранее генеральный директор Роскосмоса Дмитрий Рогозин заявил, что существует договоренность о дальнейших полетах американских астронавтов на "Союзах", а российских — на американских кораблях. Если Crew Dragon пройдет сертификационные испытания в этом году, когда российские космонавты могут полететь на американском корабле?

— Такой вариант имеет смысл с точки зрения повышения надежности программы полетов к МКС. Когда американцы сажали астронавтов на наш корабль, был довольно плотный обмен информацией у специалистов, чтобы убедиться, что наш корабль безопасен. Наши специалисты будут делать то же самое. Как только мы поймем, что корабль готов безопасно предоставлять свои услуги, мы будем этим сценарием пользоваться.

— Вы ранее летали не только на "Союзах", но и на шаттлах, насколько сложно освоить иностранный корабль?

— Это сложно. Мы летаем на кораблях "Союз", готовим по системам корабля партнеров, особенно если они интегрированы в этот экипаж. Но глубина освоения разная. Когда я готовился к полету на шаттле, естественно, американские астронавты глубже знали определенные системы. Я тоже их знал достаточно хорошо, но все равно не так, как американцы. При формировании экипажа есть такой критерий: ты являешься экспертом, специалистом или пользователем по системе. Подготовка по этим ролям немного отличается. Это не значит, что один человек будет экспертом по всем системам, а другой человек — только пользователем. Я могу быть экспертом по одной системе, а пользователем по другой или наоборот. Экспертом может быть не один, а два члена экипажа для выхода из нештатных ситуаций, если один из членов экипажа занят. Это сложная и кропотливая работа с матрицей компетенций экипажа: в результате экипаж в целом должен уметь выполнять все задачи и при этом дублировать друг друга по умению работать с рядом ключевых систем.

— Сколько времени может занять подготовка к полету на Crew Dragon?

— Подготовка к космическому полету (и на своем, и на чужом корабле) занимает около двух лет. Если для этого нужно глубже узнать конкретную технику, на которой ты летишь, то, наверное, какое-то дополнительное время заранее потребуется, чтобы на окончательном этапе уже уточнить свои знания по кораблю. Штатная подготовка к космической миссии занимает около двух лет.

— В феврале делегация Роскосмоса посетила страны Ближнего Востока. Есть ли какие-то договоренности по подготовке астронавтов из этих государств?

— У нас есть программы участия иностранных космонавтов в работе на МКС, в полетах на "Союзе". В этом году планируется короткий полет космонавта из ОАЭ.

Если будет лететь представитель одной страны, возможно, что на третье место будет претендовать либо второй гражданин ОАЭ, либо какой-то другой страны. Шли разговоры, в том числе с Бахрейном. Пока готовится короткий полет представителя Арабских Эмиратов, они находятся в режиме ожидания. После него переговоры, наверное, возобновятся.

— ОАЭ планируют продолжать сотрудничество по пилотируемым программам после полета в 2019 году?

— Нас приятно удивили наши коллеги из Арабских Эмиратов. Они сказали, что у них не стоит задача полететь, взмахнуть флагом и на этом закончить эту историю. Они хотят развиваться на долгосрочной основе, создавать свою инфраструктуру. Они создают свои спутники дистанционного зондирования Земли, у них есть свой маленький Центр управления полетами, они хотят развивать эту программу дальше, поэтому они смотрят на этот полет как на начало долгосрочной программы.

— Астронавт из ОАЭ во время полета будет выполнять какие-то эксперименты?

— Перед ними стоит задача понять, какой должна быть подготовка, отбор и требования. Насколько я знаю, они будут проводить эксперименты по разным программам с учеными из России и других стран. Сейчас для Эмиратов уже поздно создавать специализированную аппаратуру для новых экспериментов, но они могут принять участие в тех экспериментах, которые уже ведутся. Они будут использовать и нашу, и американскую аппаратуру.

— Чью еду они будут есть?

— Когда я летел в первый полет, это был 1988 год, с нами летел француз. Система питания обеспечивалась российской стороной, но для разнообразия этого рациона на один день нам делался рацион по французским рецептам. Французские кулинары, пищевики связывались с нашим Институтом питания, который готовит пищу для космонавтов, чтобы сделать какой-то французский специалитет, упаковать его и сделать по необходимым стандартам для космоса. Скорее всего, будет совместный труд: рецепты их (ОАЭ — прим. ТАСС), технологии — наши.

— Со стороны Саудовской Аравии есть какая-то заинтересованность в подготовке астронавтов или их полете на МКС?

— С ними тоже разговаривали, заинтересованность проявлена. Пока конкретных шагов нет, это вопрос будущих переговоров.

— Если говорить о российских космонавтах, действительно ли подписано соглашение о новом наборе в отряд?

— Это более или менее типовая процедура. Мы раз в несколько лет проводим этот набор. Делая набор прошлого года, мы поняли, что лучше не набирать большими партиями и ждать долго, а брать меньше и чаще. Поэтому, принимая ребят в отряд в прошлом году, мы говорили, что сразу после этого мы начнем цикл нового отбора, чтобы через два года его завершить. Требования вывесят на сайте, потом будут подаваться документы и начнется обработка этих заявок.

— Сколько в этот раз будут набирать человек?

— Все будет зависеть от ситуации, от того, как будет развиваться программа. У нас есть примерные оценки, сколько человек выбывает. Мы считаем целесообразными наборы по пять-шесть человек.

— Сейчас на МКС есть несколько тренажеров, скоро должен отправиться имитатор гребли и поднятия штанги. Будут ли разрабатываться еще какие-то тренажеры?

— На МКС у нас нет такой роскоши, как в стандартном физкультурном зале. В этом и заключается особенность космических тренажеров: они должны быть достаточно универсальными, потому что места и энергетики не так много. Мы традиционно шли по пути создания тренажера на базе велоэргометра и беговой дорожки. При этом часть групп мышц нагружалась специальными эспандерами. Сейчас эта система совершенствуется, появляется возможность изменения нагрузок. Если раньше просто ногой наступаешь на резиновый эспандер, а рукой его тянешь или просто на весу его руками растягиваешь, то сейчас это становится более усовершенствованным — с возможностью сбора физиологических показателей, статистики и так далее. Я думаю, большого количества тренажеров не будет, но пробовать будем разное, чтобы понять, что лучше. Я не думаю, что мы завтра примем окончательное решение и потом будем всю жизнь делать один и тот же тренажер.

— Насколько сложно адаптироваться к космическим тренажерам?

— Во время подготовки частично учатся ими пользоваться. Все равно люди на борту доучиваются. Что бы ни происходило, с какими-то вещами можно ознакомиться на Земле, что-то можно попробовать в ограниченном объеме, но окончательное приспособление к реальным условиям происходит на борту. Именно поэтому мы стараемся, чтобы был хотя бы один опытный член экипажа.

— Как вы считаете, какое будущее ждет пилотируемую космонавтику? Это освоение дальнего космоса или продолжение экспериментов около Земли?

— Наверное, развитие идет за пределы низкой околоземной орбиты, но это не означает, что мы поработали на низкой, а теперь уйдем дальше. Мы останемся и на низкой орбите. Мы для себя ввели такую классификацию работы на орбите: изучение, освоение и использование.

Если нам нужна чистая невесомость для проведения экспериментов, то нет смысла лететь далеко, но с точки зрения дальнейшего освоения — оно идет дальше и будет за пределами низкой околоземной орбиты. Наверное, это высокоэллиптические орбиты, орбиты вокруг Луны, высадка на поверхность Луны и движение дальше.

— В каком состоянии находится перспективный корабль "Федерация"? Когда он полетит?

— Сейчас продолжается работа над рабочей конструкторской документацией, идет изготовление отдельных узлов. На следующих этапах будет проводиться сборка и испытания. По состоянию на сегодня первый беспилотный полет корабля планируется на 2022 год, а пилотируемый — на 2024 год.

             
         Добавить в Google Reader  Читать в Яндекс Ленте

Комментарии читателей


Сейчас статья не содержит комментариев. Вы можете стать первым читателем, оставившим свое мнение!

Опубликуйте свой комментарий

Фамилия:*
Имя:*
Отчество:
E-mail:
Ваш комментарий:
Отправить >>
Подписка на почтовую рассылку
Для подписки на почтовую рассылку Вам необходимо войти или зарегистрироваться.

Последний выпуск


 Машиностроение в России   |   Машиностроение в мире   |   Технологии и методики   |   Программные и технические решения   |   Технологии будущего   |   Интервью   |   Опросы    |   Мнения пользователей 
© 2019 Портал машиностроения